Форум

"HP-Ficathon 2008": Вечер в «Le Maison», Автор: Jay Tryfanstone, Снейп и Гарри, G, перевод для Люки

Ольга: Вечер в «Le Maison» An Evening at Le Maison Автор: Jay Tryfanstone Перевод: Ольга Бета: Jenny Разрешение получено Пейринг: тонкий намек на Снейп/Гарри Рейтинг: G Жанр: Романс Примечание: рассказ написан до седьмой книги, но лично мне больше нравится считать, что Снейп жив, а следовательно ничего не мешает этой истории произойти. Переведено на HP-Ficathon 2008 для Люки. Переведено на замену, так что остается только надеяться, что заказчик не будет разочарован.

Ответов - 21

Ольга: "Skim a stone across the river Throw all my money in the wishing well..." Fairground Attraction, The Moon is Mine – Почему мы сегодня работаем? – спросил Кон. Он стоял, прислонившись к стене, с зажатой между большим и указательным пальцами тонкой самокруткой. – Понятия не имею. Мэгпи в своем репертуаре. Маленькая и быстрая, как хорек, но лучшая из всех поваров, с какими Кону приходилось работать. – Ни заказов, ни клиентов. Тихо, как в морге. Ты в курсе, что за чертовщина тут творится? – Понятия не имею, – повторила Мэгпи. – Ты закончишь и выбросишь это в мусорную корзину, – пообещал Кон. Он был на два года старше и мог предъявить пару шрамов, чтобы доказать это. Мэгпи раздавила окурок каблуком ботинка. Кон пожал плечами. *** Лангхэм1 постучал ногтем большого пальца по бокалу, сверкающему и тонкому, как острие ножа. – Если заставишь протирать еще раз, я уволюсь, – прошипела Вики. – Эй, не заводись, малышка, – улыбнулся Лангхэм. Акцент у него то появлялся, то исчезал. На сцене он разговаривал так, что даже знаток поклялся бы, что слышит парижанина из пятого округа2, а сойдя с подмостков, превращался в типичного уроженца лондонских пригородов. – Поверить не могу, что ты вытащил меня на работу из-за такой ерунды! Я могла бы шикарно провести вечер с классным парнем. – Чуть позже, – спокойно ответил Лангхэм. Вики фыркнула. – Правильно, некоторым вполне хватает общества карты вин. Дал бы ты ей отдохнуть от тебя, Лан. – Я спутал твои планы? – Да. – Но ты уж постарайся, дорогая, – и Лангхэм подвинул салфетку на миллиметр ближе к тарелке. *** – И тогда этот бразилец заявляет: "Ричи, неужели ты будешь это с жареной картошкой?" Да к тому же у него очень забавный акцент, и Ричи уже чуть ли не лопается от смеха... – Так чем же ты занимался этим вечером, Джон? – Ох, да как всегда – то одно, то другое… – он сидел перед телевизором с бокалом кавы3, но не собирался в этом сознаваться. – А куда делся тот парень, с которым ты встречался в прошлом месяце? – Виза у него истекла, – застукал его с телкой из Базилдона. – А я-то решил, что он у тебя тот самый – один-единственный. Все они единственные. – Ха! Молодой, свободный и одинокий – полюбуйтесь на меня. Дэниэл, кто тебе рубашки гладит, твоя подружка? Швыряй сюда, утюг еще горячий. – Спасибо. Ты книгу видел? – Лангхэм позвонил двадцать минут назад. У меня были кое-какие планы, но великий человек попросил, и вот я здесь. – Зашипел пар. – Один заказ. – Что? Серьезно? – Один заказ. Он вызвал Кона и Мэгпи. Ну и Вики в бар. – Шутишь, наверно, – Джон встряхнул рубашку. – Говорит, это важно. И лучше бы не врал. – О, а кое-кто расстроен. У тебя все в порядке? – Да. Просто думал, что у меня сегодня свободный вечер. – Я тоже так считал, особенно после вчерашнего. Как там Лангхэм выразился насчет парочек? Подозреваю, что его довел тот парень, который спрашивал, куда мы дели пианиста, игравшего здесь в прошлом году. – А та женщина, которая заявила, что у нее аллергия? И предложила нам выкинуть все розы в мусорку? Помнишь ее? – Разве я могу забыть такое платье! Прямо бенгальский огонь с розовыми искрами. Хм, плохое сравнение: бенгальский огонь – штука симпатичная. Держи, и смотри не помнИ. – Спасибо.

Ольга: *** Ей всегда чудилось что-то загадочное и жутковатое в зале за несколько минут до появления первых посетителей. Только она, и столы, и Лангхэм в конце бара с его книгой и сигарой. Этим вечером он притушил свет и зажег свечи, и хотя ноги у Вики уже ныли – это была ее десятая смена подряд, благодаря очередному новоявленному специалисту по ресторанному обслуживанию, не имеющему представления о настоящей работе, – зал радовал глаз. Накрахмаленные скатерти, столовое серебро. Сверкающие бокалы из польского хрусталя, белые фарфоровые тарелки. Лангхэм поставил на столы крошечные темно-синие фиалки. Проверяя сервировку, она время от времени ощущала их едва уловимый сладкий аромат. – На какое время заказано? – На семь, – ответил Лангхэм. – Вики, ты сменила прическу? – Волосы перекрасила. Тебе нравится? – Хорошо сочетается со скатертями, – кивнул Лангхэм. – Ну, знаешь… – начала Вики, но Лангхэм уже поднялся. Лучший мастер в ресторанном бизнесе. Вики хорошо знала свое дело, но у Лангхэма было шестое чувство, особый нюх на клиентов – он как-то чувствовал, когда плеснуть им еще немного вина, а когда лучше оставить людей в покое. Сейчас он проверял, хорошо ли сидят перчатки, – плохой знак, он явно нервничает – но к двери все же пошел еще до того, как она открылась. – А это еще что? – подумала Вики. В дверях замер промокший до нитки мужчина, которого она раньше здесь не видела – стоял и растерянно вглядывался в зал сквозь забрызганные водой стекла очков. Он был молод, слишком молод для их цен, и озирался с таким видом, будто ошибся дверью, но Лангхэм улыбался ему, как долгожданному гостю. Плащ перешел из рук в руки, и (хотя Вики прекрасно представляла себе, что думает Лангхэм о дождевых каплях на своем смокинге), бережно устроен на вешалке, гостя проводили к столику, отодвинули ему стул, разложили салфетку. Любезность, растраченная понапрасну: судя по тому, как парень оглядывался по сторонам и перекладывал с места на место приборы, он первый раз в жизни оказался в ресторане такого класса. Он напомнил Вики птенца черного дрозда – локти, коленки и широко раскрытый рот. – Воды, – чуть слышно прошипел Лангхэм, обращаясь к Вики. – Просто воды. Через пять минут появился второй клиент. Вики удивилась, потому что считала, что заказан всего один столик, но судя по реакции Лангхэма, все шло по плану. К тому же, один клиент или два – какая разница? Трудно было представить себе людей более несхожих, чем эти двое. Второй – высокий, с ястребиным носом и длинными мокрыми от дождя волосами – вел себя так, будто ресторан принадлежал ему. Держал себя как важная шишка и портфель у него из итальянской кожи, но лицо незнакомое. А Вики узнала бы его, если бы видела раньше. Гордое лицо с крючковатым носом, довольно необычное и запоминающееся. Он не позволил Лангхэму взять его портфель, сам повесил длинное черное пальто, и когда Лангхэм попытался проводить его к столику тридцать один – тому, который у окна, – странный посетитель показал на шестнадцатый. Там теснее и холоднее, но клиент всегда прав. По спине Лангхэма было видно, как он недоволен. – Гленливет 4, безо льда, но немного воды, – он заказывал уверенно, кратко, указывая на соответствующие пункты меню. В отличие от юнца за пятым столиком, который морщил лоб, никак не мог придти к какому-нибудь решению и так и вернул карту назад, смущенно улыбнувшись и пожав плечами. *** – Стейк? – поразился Кон. – Он хочет стейк? К его услугам лучшая кухня в Лондоне, а он заказывает стейк? – Ты прекрасно меня слышал. – На кухне Лангхэм был королем, и знал это. – И приготовь его как следует, слышишь? – А что, по-твоему, я могу сделать со стейком? Во фритюрницу запихать? – язвительно поинтересовался Кон, но Лангхэм уже ушел. – Где у нас куриное филе? – вздохнул он. Через две секунды требуемое появилось перед его носом. – Устрицы оставлю на тебя, – заявил Кон. Он быстро нарезал лук, а Мэгпи бросила масло на сковороду. С сердитым шипением поднялось облачко пара. Они готовили. *** – Суп и стейк для пятого столика, – сказал Лангхэм. – Устрицы и курица в красном вине5 для шестнадцатого. И попрошу без огрехов, ребята, – я хочу, чтобы все было идеально. Джон не мог припомнить, когда Лангхэм в последний раз принимал заказ. Это же не его работа: Лангхэм родился во фраке и белых перчатках, с картой вин в руках. – Я возьму пятый, – сказал он и подумал, что мальчик очень мил. Неплохой бы был вариант для свободного вечера. Подавая хлеб, Джон на всякий случай прошелся слегка вызывающей, скользящей походочкой и улыбнулся, продемонстрировав белоснежные зубы, но парень хлопал глазами, как будто впервые в жизни увидел официанта-гея. Можно ли быть настолько наивным? Правда, он тоже улыбнулся в ответ – робко и совершенно очаровательно. «Не флиртуй с заказчиками», – прозвучал в ушах у Джона голос Лангхэма. *** У Дэниэла намечался непростой вечер. Он уже поставил другие бокалы, протер стол, и теперь посетитель пожелал, чтобы ему сменили тарелки. Вики оперлась локтями о стойку бара и приподняла бровь. – Развлекается, – шепнул Джон ей на ухо. – Хочет поиграть с большими мальчиками. – Тебе виднее, – прошептала Вики в ответ. – Этот, за пятым столиком. Симпатяга. – Похож на мальчика-посыльного, – фыркнула Вики, но тут же вспомнила, где она и как должна себя вести. – Прекрати, Джон. *** – Один суп, одни устрицы – Мэгпи, где лимон? Этот проклятый… – Сервирован, – буркнула Мэгпи, и когда Кон соизволил посмотреть, оказалось, что все действительно сделано в лучшем виде. – Черт! Мэгпи плеснула чайную ложку подсолнечного масла на заднюю конфорку, и открыла газ до максимума. Кон поморщился.

Ольга: *** Мужчина за шестнадцатым столиком был хмур, беспокоен и нервничал, как официант, берущий взятку. Вики как раз собиралась выйти на сцену, чтобы налить ему очередную порцию виски, как вдруг он вскинул голову, огляделся, покосился в сторону бара и поднялся. Трое за стойкой бара замерли. Клиент, который бродит по залу, – несчастливый клиент, дело клиента – сидеть. Однако мужчина не был недоволен обслуживанием – ему понадобился портфель. Он не был красивым, этот незнакомец из-за шестнадцатого столика, даже с натяжкой, но что-то в его манере двигаться притягивало глаз. Вот Вики и смотрела, поэтому она уловила момент, когда он увидел парня за пятым столиком и замер. Его лицо изменилось – напряглось, помрачнело. Вики захотелось переглянуться с Дэниэлом – так спокойнее, – но они с Джоном тоже смотрели на беспокойного клиента. "Шестнадцатый столик" выпрямился. Сунул руку в карман. Вики скрестила пальцы, но это не помогло. Почувствовав тяжелый взгляд на своем затылке, пятый обернулся. Встал. Встал так резко, что уронил стул. Вцепился в скатерть. Дернул ее: ножи и вилки полетели на пол, бокал разбился, на льняной скатерти расплылось мокрое пятно, фиалки разлетелись в разные стороны, а сам "пятый столик" побелел как скатерть, и его бил озноб. Все затаили дыхание. "Шестнадцатый столик" склонил голову в несколько странноватом поклоне – чопорном и напряженном. Он замер и ждал. Пятый не шевелился. Шестнадцатый ждал. Наконец пятый коротко кивнул в ответ. Шестнадцатый тут же развернулся на каблуках, быстро вернулся на свое место и щелкнул пальцами, подзывая Дэниэла. Джон уже был около пятого столика. К несчастью, паренек пытался помочь, так что потребовалось минут пять, чтобы привести все в порядок, и все эти пять минут Лангхэм тяжело дышал у нее за спиной. Переживать из-за разбитой посуды – ниже его достоинства, но каждое пятно на прекрасной льняной скатерти было как соль на рану. Оба клиента уселись на другие стулья, и пришлось переставлять сервировку. Слава богу, подоспело первое блюдо, и у обоих появилось занятие получше, чем разглядывать друг друга, хотя когда Дэниэл отправился за тарелками, из кухни донесся крик, свидетельствующий о том, что три минуты под лампой сервировочного столика не пошли устрицам на пользу. *** – Только зря переводим… – Кон, успокойся. Съешь их сам, все равно сегодня больше никого не будет. – Что там у вас, черт подери? – Стейк свалил все со столика. Как у вас со временем? – Ты о чем? – Десерт не запоздает? – Не готовил ничего после Парижа, – машинально ответил Кон. – Десертом займется Мэгпи. Эй, малышка, лови устрицу. Он кинул устрицу через кухню, и Мэгпи ловко поймала ее ртом. *** – Вы довольны, сэр? – спросил Джон у клиента за пятым столиком, любуясь по-детски мягкой кожей и темными ресницами. Как у котенка. Похоже, Джона угораздило влюбиться прямо на паркете собственного треклятого ресторана. – Просто превосходно. Спасибо. Скажите… – "пятый столик" замялся, – как вы думаете… могу я заказать стакан вина к ужину? Джон ничего не смог с собой поделать – он машинально окинул парня оценивающим взглядом, прикидывая, исполнилось ли тому восемнадцать. – Я пришлю сомелье, – предложил он. – Нет! – парень очаровательно покраснел. – Я еще ни разу в жизни не держал в руках карту вин, – признался он. – Не могли бы вы принести то, что любите сами? *** Столик шестнадцать заказал к основному блюду бутылку белого бургундского 1984 года, и Лангхэм подал заказ с изысканностью, достойной кисти Альфонса Мухи. (http://smallbay.ru/mucha.html) Разливая вино, Лангхэм показал, что есть истинное мастерство, чудо из чудес, единственное в своем роде и совершенно неожиданное в Лондоне. Шестнадцатый, судя по всему, оценил искусство сомелье. Они молча продегустировали вино и замерли с практически идентичным оценивающим выражением. Выдержав идеально рассчитанную паузу, Лангхэм улыбнулся и уже собирался удалиться, когда появился Дэниэл с главным блюдом. А это означало, что пятый столик получил свой стэйк. Вики повернула голову, чтобы убедиться в этом, и – что!? – обнаружила, что юнец из-за пятого столика встал с места и идет. Мимо нее, к единственному, кроме него, человеку в зале. Джон стоял с раскрытым ртом и подносом со стейком в руках; Лангхэм замер в конце бара, забыв положить салфетку; Дэниэл, сервировавший овощи, застыл с ложкой на полпути между блюдом и тарелкой. Парень остановился и сказал второму гостю что-то короткое и отрывистое. Тот ответил – так же коротко и раздраженно. Пятый столик пожал плечами и склонил голову набок. Шестнадцатый махнул рукой над лучшим в Лондоне Coq au vin, давая понять, что разговор закончен. Тогда пятый схватил его тарелку и пошел к своему столику. Джентльмен из-за шестнадцатого столика поднялся. Взгляд его под вежливой маской был полон ярости. Казалось, что воздух раскалился и потрескивает. В какой-то момент Вики решила, что дело может закончиться дракой, и подвинулась поближе к кнопке сигнала тревоги. Потом, внезапно решившись, он подхватил бутылку и бокал, нет, два бокала – Вики поспешила собрать приборы – и пошел к пятому столику. Сел. Ни разу. Ни разу в жизни ничего подобного… Вики боялась посмотреть Лангхэму в глаза. Чтобы хоть чем-то занять себя, она бросилась помогать мальчикам: столовые приборы, бокалы, свежая вода, сервировочный поднос, горчица и красносмородиновое желе с портвейном. Во время всех этих вынужденных перестановок молодой человек не сводил глаз с мужчины, которого пригласил… заставил?… пересесть за свой столик. Тот, казалось, хотел, но не мог отвести взгляд. Они знали друг друга, эти двое, и их знакомство не было приятным. – Пожинаешь плоды славы, Поттер? Зачастил в рестораны? – Есть хорошая поговорка: "Беда с кем ни подружит". Она постаралась как можно быстрее убраться с их глаз и утащила за собой Джона и Дэниэла. – Тебе виднее. Звякнул нож.

Ольга: *** «Они любовники», – написал Джон на бумажном полотенце и сунул ей под нос. Вики тряхнула головой, но Джон ухмыльнулся и удалился на кухню, выразительно покачивая бедрами. Двое за пятым столиком разговаривали. Точнее, перебрасывались короткими, отрывистыми фразами. Ели они, не глядя в тарелки. Лангхэм наполнял бокалы каждые пять минут. *** – О, господи, – выдохнул Кон, глядя на десерт. – Это нечто, розовое, как фламинго на стероидах, подавать нельзя. Что у нас в холодильнике? Мэгпи метнула на столик сливки, шоколадный мусс, абрикос. Два батончика «Марс» там уже лежали – их принес Кон, чтобы перекусить попозже. Клубника. – Вот это другое дело, – обрадовался Кон. *** – Меня пригласили. – И кто же, скажи на милость? – А вы тоже не знаете? «Проблемы в бизнесе», – написал Джон. «Отстань», – написала Вики. – «Хочу послушать». – Если бы я не видел… Было что-то очень знакомое в тоне инструкций. Лангхэм настойчиво указывал ей на дверь в кухню. Вики скорчила недовольную гримасу, но жесты Лангхэма становились все выразительней. Джона она утащила за собой за хлястик жилета. – Так как тебе кажется? – спросил Джон, почувствовав себя в безопасности за кухонной дверью. Кон и Мэгпи колдовали над чем-то около рабочего стола. – Они – клиенты, – отрезала Вики. – Я не знаю. – Но разве тебе не кажется, что это чертовски романтично? – Джон вздохнул. – Незнакомцы в ночи… Пока он, жутко фальшивя, насвистывал какой-то мотивчик, Вики поставила чайник и спросила: – Чай? Кон? Дэниэл? Дэниэл выходил на задний двор и только что вернулся, пахнущий сигаретным дымом и звездным светом. – Да, спасибо. – Что с тобой сегодня? – нахмурился Джон. – Шестнадцатый достал? Я видел, как ты уронил ложку. Дэниэл пожал плечами. Он всегда был молчуном, жил в маленькой квартирке с подругой и три месяца обивал пороги, прежде чем смог найти первую законную работу. – Ничего. – Кейт тебя не бросила? Так что тогда? Золотая рыбка сдохла? – Нет, – Дэниэл посмотрел на чашку с чаем, моргнул. Поднял голову. – Вот-вот стану отцом, – сообщил он. Кон уронил тарелку. Джон завопил от восторга. Дэниэл улыбнулся. Застенчиво, озабоченно и в то же время – гордо. Вики крепко обняла его и скомандовала: «Джон, открывай шампанское». Лангхэм подождет. Они выпили за ребенка и еще по бокалу на дорожку, потом вызвали такси, и Вики вышла проводить Дэниэла. Вернувшись на кухню, она обнаружила там Лангхэма, орущего на Кона, и Джона, прячущего бутылку за спиной. Ничего нового. Она подхватила бутылку и убрала в бар. Объясниться можно будет и потом. *** Двое за пятым столиком сидели, наклонившись друг к другу, и разговаривали уже достаточно мирно. Бокалы они сдвинули в сторону, и тот, что помоложе, чертил что-то на салфетке. Шестнадцатый наблюдал за ним, заправив волосы за уши. Глаза его блестели. Оба слегка раскраснелись – бутылка белого бургундского была практически пуста. – Говорил же я тебе, – прошептал Джон за ее спиной. Вики фыркнула и продолжила полировать бокалы для ликера. Лангхэм постучал по часам, показал в сторону кухни и нахмурился. Джон испарился. Он вернулся назад с десертом. Благородное стекло "Лалик"… и в нем ничего, кроме обычной клубники. Лангхэм вскинул руки и затряс головой. Джон ответил ему притворной сладкой улыбочкой и пожал плечами. – Прекрасно, – взгляд Лангхэма лучше всяких слов говорил о том, что расплата будет суровой. Наклонившись, чтобы добавить в креманку парня взбитые сливки, Джон поднял бровь и весьма провокационно качнул бедрами. Взгляд мужчины из-за шестнадцатого столика был достоин увековечивания в галерее – презрительный и собственнический одновременно. Он смотрел на ягоды так, будто видел их впервые в жизни, но пятый улыбнулся и взял десертную ложку. Полуприкрыв глаза, он медленно отправил в рот первую ягоду. Шестнадцатый столик откинулся на спинку стула и взял бокал. Он крутил его между пальцами – а руки у него были красивые, тонкие, с длинными пальцами, – но не пил. И не сводил глаз с сидящего напротив молодого человека. Теперь, когда он не видел необходимости осторожничать, взгляд его был… практически нежным. Нечто настолько далекое от гнева, что могло быть названо любовью. Пятому столику понадобилось минут десять на то, чтобы доесть ягоды, после чего шестнадцатый небрежно подвинул ему свою чашку. Но в улыбке, которую он получил в знак благодарности, было что-то еще – едва уловимое, но настолько личное, что Вики заподозрила, что Джон прав. Эти двое могли быть любовниками. При всей их несхожести, было что-то такое в том, как они сидели, как наклоняли голову… Она налила еще один бокал Гленливета и один – ликера Глайва6. Джон поставил их на столик с ловкостью и изяществом, на которые был способен, если хотел, но его мастерство осталось незамеченным – они разговаривали. – Вы помните?.. – Это все рассказы. Невозможно знать наверняка… Вики наблюдала за ними, опершись локтями на барную стойку. Через несколько минут к ней присоединились Кон и Мэгпи, чтобы – как обычно после работы – пропустить по рюмочке. Мэгпи принесла с собой шоколадку с мятой и клюквой, и Вики неспешно жевала ее, думая о давно минувшей ночи в маленьком бистро в Кэмпдене, когда она подняла голову и кто-то сказал: «Вики, а ты знакома с… ?» Пора подавать кофе. – Мы сошли с ума. Это же практически невозможно. Мужчина насмешливо фыркнул. – Мистер Поттер, исключим абсолютно невозможное, и если после этого у нас останется только маловероятное, каким бы неправдоподобным оно ни казалось – придется остановиться на этой версии. Скажите мне… – М-м-м? – Как еще можно объяснить то, что мы оказались за одним столиком? Она оглянулась, но Лангхэм спокойно сидел за стойкой бара. Шестнадцатый тоже считал, что подошло время для кофе: он посмотрел в сторону бара – а ведь в «Le Maison» никому не приходится ловить взгляд официанта – и жестом попросил Лангхэма подойти. Тот поправил манжеты, приблизился к столику, выслушал клиентов, пожал плечами и извинился. Изумленная Вики проверила кофейник – все было в порядке. Шестнадцатый нахмурился, сказал что-то весьма раздраженным тоном, и Лангхэм снова пожал плечами. Шестнадцатый уже собирался высказать что-то конкретно грубое – Вики поняла это по очертаниям его губ – но тут парень вдруг коснулся его руки, произнес что-то и улыбнулся. Шестнадцатый нахмурился еще сильнее. Пятый повернул руку ладонью вверх, как будто говоря, что не стоит беспокоиться, что он всего лишь думал… И шестнадцатый кивнул – коротко и решительно. Он щелкнул пальцами, не глядя в сторону бара – обычно их клиенты такого себе не позволяли, но в данном случае Лангхэм скорее обрадовался, чем расстроился. Он вернулся за стойку, оставив этих двоих разбираться с верхней одеждой. – Думаю, вы должны знать. Я уже очень давно хотел поговорить с вами. Это важно. Шестнадцатый замер с плащом на одном плече. – Тебе кто-то поручил? – Нет, – перебил его пятый. – Это личное. И не думаю, что вас расстроит этот разговор. – Поттер… – Нет. Гарри. Просто Гарри. – ...Гарри. Если тебе так угодно. Но уголки рта мрачноватого мужчины слегка дрогнули, выдавая то, что просьба парня ему скорее приятна. Что-то такое промелькнуло между ними – Вики чувствовала подобные вещи, она была счастлива с любимым. Уходя, шестнадцатый окинул компанию за стойкой бара слегка подозрительным взглядом. Тот, который помоложе, – Гарри – обернулся. Он улыбался, этот парень из-за пятого столика. Радостно, даже ликующе. Одну руку он очень осторожно положил на спину шестнадцатому столику, а второй чуть заметно помахал им всем на прощание. Вики ответила ему, не успев сообразить, что делает, но тут же презрительно фыркнула. Джон тоже хмыкнул за ее спиной, но он имел в виду, что все это чертовски романтично. Однако о профессиональных обязанностях она не забывала, и поэтому не могла не сказать: – Лэн, они не заплатили. – Все оплачено, – сухо и невыразительно ответил Лангхэм. Он протянул руку и захлопнул книгу. – Все оплачено еще шесть лет назад. Он посмотрел на Вики. Ресторан был открыт шесть лет назад, как раз в этом месяце. Она никогда не спрашивала, откуда взялись деньги, – просто не хотела знать – и вопросов о странном старике с бородой тоже не задавала. – Но за свой счет не беспокойтесь. Двойная оплата для всех, – объявил Лангхэм. – Можете идти домой. И шампанское заберите. Джон, показав рекорд скорости, подхватил пальто и рванул к двери. – Завтра в пять! – крикнул Лангхэм ему вслед.

Ольга: *** – Без десяти двенадцать. – Раздраженно буркнул Кон. Он поднял воротник пальто и посмотрел на небо. – Черт бы побрал эти дополнительные часы. В следующий раз я скажу ему, чтобы он засунул свои дополнительные часы туда, куда солнце не заглядывает. Луна была полной и яркой. Дождь закончился. Кон проверил, на месте ли деньги на такси, и вынул руку из кармана. Ему не нужно было оглядываться – рука Мэгпи скользнула в его ладонь так же естественно, как десять лет назад. Сейчас на этой руке прибавилось следов от порезов, но она осталась такой же тонкой, как будто Мэгпи все еще было семнадцать. – Пошли, малышка, – сказал Кон. – Пора домой. *** Вики заперла дверь. Все остальное тут принадлежало Лангхэму – его мечта, его ресторан, который они придумали и спланировали еще студентами, на который копили деньги – но ключами заведовала Вики. Она развернулась. Лангхэм ждал на краю тротуара. – Хороший вечер? – Ты даже не представляешь насколько, – откликнулся Лангхэм. Он улыбался той улыбкой, которая принадлежала только ей. Клиенты такой никогда не видели. – Спасибо тебе. – Ну так расскажи, – попросила Вики, пока они шли по узкой улочке между низкими коттеджами, перестроенными из конюшен. – Кто это был? Лангхэм пожал плечами. – Люди, о которых мне рассказал один человек. Люди, которые сделали кое-что очень важное… – он остановился. Остановился прямо посреди улицы и дотронулся до щеки Вики как до чего-то хрупкого и драгоценного. – Я люблю тебя, Вики Макаллистер. Лучшая официантка во всем этом городе. Вики замахнулась на него сумочкой. – Ой, да ну тебя, Лан! 1 – Лангхэм – фамилия «говорящая». Langham Hotel, основанный в 1865 году, – одна из жемчужин Лондона, отель, где особая аристократическая атмосфера, давние традиции сочетаются с самыми современными стандартами сервиса и комфорта. 2 – Пятый округ Парижа – один из старейших районов города, в котором расположены известные университеты, колледжи и знаменитый Латинский квартал. 3 – кава – белое игристое испанское вино, изготовленное из популярного белого сорта винограда шардоне с добавлением сортов макабео или парельяда; светло-золотистое, прозрачное вино, обладает свежим фруктовым вкусом и ароматом; 4 – Гленливет – фирменное название шотландского виски компании "Гленливет энд Глен Грант дистиллериз" (Glenlivet & Glen Grant Distilleries) первоначально производилось в долине Гленливет, Шотландия. 5 – Курица в красном вине (Coq au vin) Время приготовления: 20 мин + 1 час 25 мин Калорийность: в 1 порции: 470 ккалор, 35 гр жиров Ингредиенты: На 6 порций: 2 ст. л. оливкового масла 6 полосок бекона, порезанных 300 гр (11 oz) лука-шалот 225 гр (8 oz) грибов 2 зубчика чеснока, мелко порезанных 25 гр (1 oz) сливочного масла 12 кусков курицы – ножки или грудки веточки тимьяна 2 ст л муки 300 мл (1/2 pt) красного вина 300 мл (1/2 pt) куриного бульона 1 пряность букет гарни (bouquet garni) 1 лавровый лист Инструкции: 1. Нагреть 1 ст. л. масла в сковороде, добавить бекон и обжаривать до коричневого цвета. Вытащить ложкой с дырками, положить на кухонные бумажные полотенца и отставить. В сковороду добавить шалот, обжарить, вытащить и тоже отложить. Добавить оставшееся масло, грибы и чеснок, обжаривать 3 мин, отложить вместе с беконом и луком. 2. Разогреть духовку до 180 гр С/Gas 4. Разогреть сливочное масло в сковороде, добавить курицу кожей вниз. Добавить тимьян и свежемолотый черный перец, обжаривать 8-10 мин. Вытащить из сковороды, выложить в керамическую форму вместе с беконом, луком и грибами. 3. В сковороду с оставшимися от курицы соками добавить муку, перемешать. Готовить, помешивая, 1-2 мин. Постепенно добавить вино и бульон, довести до кипения, продолжать помешивать, пока смесь не загустеет. 4. Добавить букет гарни и лавровый лист к курице, залить соусом. Помешать аккуратно и готовить в духовке 1 час до готовности курицы. Перед тем как подавать, вытащить букет гарни и лавровый лист. Подавать с рисом или сливочным картофельным пюре. 6 – Глайва – ликер, созданный компанией эдинбургских виноторговцев Рональда Моррисона в начале XIX века. Производится на основе настоящего шотландского виски. Это сочетание 26 экзотических ингредиентов (травы, фрукты и пряности), лучших шотландских виски и одного секретного ингредиента, известного лишь бленд-мастеру. «Glayva!» на шотландском гаэльском наречии означает «Очень хорошо!».

Ardent: Ольга Симпатичный рассказ. А Дамблдор, как всегда, старый сводник))

Дени: Ольга Очень тонкая, будто акварелью нарисованная вещь И замечательный перевод Хорошо, что вы снова переводите

Ольга: Ardent И знаете, он мне в этой роли нравится :) Вроде бы такое уже сто раз было, а все равно нравится :) Дени Спасибо :) Я переводить и не бросала, на самом-то деле. Просто в последнее время все больше переводов случается по другим фэндомам и все меньше по ГП. А этот рассказ я уже очень давно хотела перевести - любимый автор, как-никак. И вот появился прекрасный повод.

Leverte: Великолепная работа! во всех смыслах

toma--kan: Я не поклонница снарри, поэтому очень требовательна к фикам с этим пейрингом. Фик, конечно, приятный. Но Гарри и Снейп меня здесь не впечатлили. А вот Дамблдор - да (ну люблю я фанфики, где его мало, но он в точку ). И Лангхэм - ! Переводчику - респект большущий-пребольшущий. Это ж сколько труда надо, чтобы разобраться в каждом нюансе, понять, кто из новых персонажей есть кто и кто куда пошёл и сделал. Или это я к ночи соображать хуже стала (насчёт двух последних аспектов долго вникала)?

kasmunaut: Ольга Нежнейший деликатес! Виртуозный рассказ любимого автора в безупречном переводе! Очень кинематографичная вещь. Тёплый приглушённый свет и мягкая вечерняя музыка.

Wilwarin: Ольга Всё так по-настоящему, аж до мурашек) Атмосфера прописана прямо до последнего нюанса. В общем, чудесная история, и перевод безукоризненный

kasmunaut: Ольга Хотела добавить - атмосфера ещё и рождественская!

Люка: ух, какая приятная вещица! спасибо)))

reader: Ольга Замечательный фик

netttle: Спасибо за новую жемчужину Трайфанстоун в Вашем ожерелье. Какая история ))) Читаю, а в голове звучит Strangers in the night... Something in your eyes was so inviting, Something in your smile was so exciting, Something in my heart, Told me I must have you... Спасибо за погружение!

Ольга: Leverte Спасибо. Очень приятно такое слышать. toma--kan У меня в этим автором выработалось некоторое взаимопонимание :) Хотя да, главные трудности были именно в том, чтобы не запутаться в кто что сделал. kasmunaut Я тоже пока переводила, представляла себе такую кино-зарисовку, хотя у меня с визуализацией проблемы обычно. Wilwarin Вообще очень атмосферный автор. И настроенческий. И каждый раз интересно, получится это передать или нет Люка Очень надеюсь, что вам в самом деле понравилось, хоть немножко :) reader Спасибо. netttle Это последний *вздыхаю* И больше по ГП она не пишет.

netttle: Ольга Это последний *вздыхаю* И больше по ГП она не пишет. Как же так? То есть, она ушла в другой фандом? А в какой тогда?

Ольга: netttle На ЖЖ она не появлялась с начала года, а пишет, насколько я понимаю, по всему понемножку http://tryfanstone.co.uk/miscellany.htm Там единственный мне знакомый фэндом - Нарния.

netttle: Ольга Спасибо за ссылку! Обнаружила там еще и Горца с Бэтменом...

Читерабоб: Ольга спасибо за перевод! рассказ очень... английский. как картинка. акварель и тушь.



полная версия страницы